Максим Чернин. Интервью.

Максим Чернин, Сбербанк Страхование жизни
07.07.2015

 

На какую долю рынка рассчитывает «Сбербанк страхование жизни» в 2018 г. и за счет чего собирается добиться этих результатов, АСН рассказал гендиректор страховщика Максим Чернин.  

– В 2013 году компания «Сбербанк страхование жизни» собрала 10,6% всей премии по страхованию жизни. В 2014 году – уже 33,6%. Планируете продолжить наращивать долю рынка в ближайшие несколько лет?

– С учетом всех сложностей, которые сейчас есть на рынке, и макроэкономической ситуации наша задача на ближайший год – долю рынка сохранить. Если говорить о перспективе 2018 г., наша целевая доля рынка – порядка 40%.

– А какова будет доля некредитного страхования?

– Мы придерживаемся сейчас пропорции в районе 70% некредитного страхования в объеме премий. Понимаете, у Сбербанка – 65 млн активных клиентов, которые хотя бы раз в месяц производят какую-либо операцию с банком. А если говорить о всех клиентах, то их больше 100 млн. Наша цель – постоянно увеличивать долю клиентов банка, пользующихся продуктами страхования жизни, не связанными с кредитом. Мы уверены, что доля некредитного страхования будет расти, причем за счет всех сегментов: массового, массового высокодоходного и ВИП.

– Планируете ли Вы в ближайшие пару лет выйти на внешний рынок? Если да – то будете продвигаться за счет агентских продаж или партнеров?

– Да, планируем. Из ближайших планов – продвигаться на внешнем рынке именно за счет партнеров, как других банков, так и розничных сетей. Выходить на рынок агентских продаж мы пока не намерены.

– А имена этих партнеров назовете?

– Мы решили, что будем работать с партнерами, но я не имею морального права идти и предлагать им сотрудничество до того, как будет готова эффективная операционная модель поддержки клиентов этих партнеров, над которой мы сейчас активно работаем. Очевидные конкурентные преимущества, чтобы развивать сотрудничество с партнерами, у нас точно есть. Я считаю, что наша компания – лидер по качеству продуктовой линейки. У нас хорошая, большая сеть коучей-тренеров для поддержки продаж. Она превышает 400 человек по всей стране, – вряд ли кто-нибудь еще может похвастаться такой сеткой. У нас собрана высокопрофессиональная команда руководителей и специалистов, увлеченных своим делом. Ну а про надежность и доверие к нашему бренду даже говорить не приходится.

– Как сказался на имидже российского рынка страхования жизни уход  ОСЖ «Россия»? Нужно ли создать гарантийный фонд по страхованию жизни, дабы избежать подобных проблем впредь?

– Позитивно уход точно не сказался. У компании было достаточно много клиентов, а это первый страховщик жизни, при уходе которого клиенты пострадали.  И я, наверное, соглашусь, что надо прорабатывать механизмы гарантирования, а также работающие механизмы санации и банкротства страховщиков с акцентом на максимальное выполнение обязательств перед клиентами.

– Полгода назад Вы сетовали, что ситуация на рынке общего страхования, прежде всего, ОСАГО, мешает страховщикам жизни обсуждать с властями вопросы развития своего сегмента рынка. Сейчас что-то изменилось?

– Что-то изменилось, но, наверное, не из-за ОСАГО. Изменилось из-за ограничения доступа экономики страны к внешним деньгам. По сути, в России источниками длинных денег, аккумулированных от частных инвесторов, являются только пенсионные фонды и компании по страхованию жизни. Это две отрасли, которые государство планирует поддерживать. Но в диалоге с нами в последнее время государство, действительно, меньше говорит про ОСАГО, это точно разные бизнесы и направления.

– Какие задачи в части развития рынка страхования жизни Вам представляются сейчас приоритетными?

– Если говорить о законодательных инициативах, я бы выделил следующие. Во-первых, увеличение максимальной суммы вычета для договоров накопительного страхования жизни со 120 до 400 тыс. рублей.  Странно, что индивидуальные инвестиционные счета с трехлетним сроком вложений имеют льготу 400 тыс. рублей, а страхование жизни, в котором средняя дюрация полиса 8–10 лет, – всего 120 тысяч, и это в сумме медициной, здравоохранением, благотворительностью. Несколько нелогично. Во-вторых, нужно упростить администрирование по этим льготам. Работодатель как налоговый агент может просто удерживать меньше налогов с застрахованного гражданина. Мы активно обсуждаем это с государством. Кроме того, нужно ввести стимулирующий режим в части отчисления в социальные фонды по корпоративным программам страхования жизни по аналогии с НПФ, это даст значительный импульс развитию корпоративных программ. Затем – продолжить развитие электронного страхования для продуктов страхования жизни, расширив возможности заключения полисов он-лайн на всю линейку продуктов данного вида. Также необходимо дать клиентам возможность не только заключать договор он-лайн, но и ввести опции электронного внесения изменений в полис, подачу заявления на выплату, расторжение и т.д. – весь цикл работы с полисом. У нас есть целый ряд вопросов по оптимизации инвестиционного страхования, чтобы расширить линейку таких продуктов в России.  Продукт по своей сути принципиально иной, с акцентом именно на получение инвестиционного дохода. Поэтому требуются некоторые законодательные изменения. Причем они нужны как в законе о страховом деле, так и в Налоговом кодексе, нормативных актах ЦБ и Минфина по формированию и инвестированию страховых резервов, частично – даже в Гражданском кодексе. Отдельным вопросом стоит повышение разнообразия используемых инструментов для инвестирования – выпуск и включение в список разрешенных активов долгосрочных инфраструктурных облигаций с полными или частичными государственными гарантиями. И, наконец, важно сфокусироваться на повышении финансовой грамотности населения. Ведь продукты страхования не такие простые для понимания, и есть большой риск, что клиенты приобретут не то, что на самом деле рассчитывали купить. Здесь была бы очень полезна информационная кампания со стороны Банка России и Минфина. Наверное, это основное. Остальное, я считаю, родится с ростом предложения различными участниками рынка.

– Вы начали карьеру с должности ведущего специалиста. Сейчас Вам всего 35 лет, а Вы уже директор лидирующей на рынке страховой компании. Остановитесь ли Вы на этой должности?

– Нет, зачем останавливаться? Надо всегда двигаться вперед. Знаете, Леонид Меламед, у которого мне повезло многому научиться во время работы под его руководством в компании РОСНО, как-то сказал, что нужно всегда выводить себя из зоны комфорта, это единственный путь к саморазвитию. Переводить себя туда, где тебе неудобно, где ты не все знаешь досконально. Весь мой карьерный путь и строился по этому принципу. Останавливаться я не собираюсь, но мне совершенно не обязательно, чтобы движение было только вверх, например, стать каким-нибудь «мегагенеральным» директором. Я всегда ищу интересную область применения знаний и навыков, чтобы чувствовать, что я приношу пользу своей стране и сам при этом становлюсь лучше и профессиональнее в широком смысле этого слова. А то, что мне 35…  В 24 года я стал руководителем продаж региональной сети РОСНО, вот этот вот было – да!  А в 35 лет директор страховой компании – в этом уже ничего особенного точно не вижу. Я уже давно перестал быть «молодым и подающим надежды» перспективным руководителем (смеется).

– А Вы сейчас в зоне комфорта находитесь, или еще нет?

– Нет, еще много идей, которые хочется реализовать, попробовать, которые пока не удалось воплотить – до зоны комфорта на нашем рынке мне еще далековато!  
 
 
 
АСН Daily на ваш Email
Поделиться ссылкой
 
Страховые тендеры на сайте
 за неделю:
 за день: