Наталья Карпова: «Мы развиваем РНПК как центр страховых компетенций»

Как со времени создания «Российской национальной перестраховочной компании» (РНПК) изменились её цели и как пандемия влияет на российский страховой рынок — в интервью президента РНПК Натальи Карповой для АСН.

18:03
Беседовал Рустам Ахметгареев

— Изменилась ли стратегия компании после ухода Николая Галушина с поста президента РНПК? 

— Глобально ничего не изменилось. Изменения больше связаны не со сменой руководства, а с эволюцией бизнеса. Компания создана для поддержки стратегических предприятий, которые не могут перестраховываться за рубежом. Если изначально замысел был в предоставлении РНПК именно перестраховочной защиты, то сейчас у нашей деятельности две составляющих: перестрахование и управление рисками. При этом сложно сказать, что главнее. Наша цель состоит в том, чтобы предприятия не только получили выплату при страховом случае, но и выполняли свои обязательства по госконтрактам в срок и максимально качественно.

В том числе и для этого мы развиваем РНПК как центр страховых компетенций: разрабатываем стандарты, методики, рекомендации по управлению рисками, проводим разъясняющие и обучающие вебинары. 

— Почему решили развивать это направление?

— В силу закона мы видим все риски, размещаемые на рынке. Поэтому мы очень хорошо знаем все тенденции. Анализируя эту информацию и делясь ей с рынком, мы помогаем нашим партнёрам видеть шире. 

— Изменились ли планы по сборам, прибыли, дивидендам? 

— Что касается целевых показателей, то они скорректированы на реалии рынка. Когда создаётся рыночная компания, то более или менее понятно, что от неё ожидать и как её бюджетировать. Когда создавалась РНПК, аналогов не было. Изначально предполагалось, что у нас будет возможность брать все предлагаемые риски (обязательные 10% от договора перестрахования). Однако почти сразу стало понятно, что это невозможно. Так, часть рисков оказалась низкого качества, с большой вероятностью убытков. Часть — в зоне большой кумуляции рисков. Например, это Красная Поляна в Сочи и объекты в Иркутске. С другой стороны, мы и так участвуем практически во всех рисках, принимая их, как правило, не от одного страховщика, и часто в «скрытой» форме через облигаторные договоры.

Планы на перестрахование бизнеса из других стран также пришлось скорректировать. В силу текущего рейтинга страны из-за рубежа нам предлагают риски менее качественные, чем в России. Мы предпринимали попытки получить рейтинг выше, чем страновой, тем более, что некоторые методики рейтингования это допускают. Но, к сожалению, стало понятно, что в ближайшие годы это сделать не получится. Сейчас мы нацелены на перестрахование в пределах СНГ, а также продолжаем поддерживать бизнес наших российских клиентов по всему миру.

— РНПК в 2019 г. получила 14,1 млрд р. премии и 3,3 млрд чистой прибыли. Как оцениваете эти результаты?

— Основной показатель, которым мы оперируем — это комбинированный коэффициент, то есть то, как все имеющиеся расходы соотносятся со всеми доходами. У крупнейших международных перестраховщиков он обычно находится в пределах 95-99. Это значит, что с каждого полученного рубля перестраховочной премии они получают доход в размере 1-5 копеек. 2017-2018 гг. были очень тяжёлыми для всего перестраховочного рынка. Связано это и с природными катастрофами, и с продолжающейся многолетней недооценкой премии по некоторым линиям бизнеса, таким как море и авиация, а также с несколькими крупнейшими катастрофами.

В 2019 г. комбинированный коэффициент РНПК составил 86, что является высоким показателем для перестраховочного бизнеса. 

РНПК — это коммерческая структура, которая должна быть прибыльной. Однако перестрахование стратегических рисков российской экономики — это не тот сегмент, где прибыль компании стоит во главе угла. Здесь важнее другое — снижение вероятности наступления убытков и тяжести их возможных последствий для стратегических предприятий, а также максимальное содействие качественному, оперативному и наиболее безопасному исполнению государственных и международных контрактов. 

— Каковы премия и страховая сумма по крупнейшему договору, заключенному РНПК в 2019 г.? Какой страховой случай стал крупнейшим для РНПК за год?

— Мы не можем раскрывать детали договоров, так как связаны NDA (условиями конфиденциальности). Могу только сказать, что практически каждое крупное предприятие, торговый центр, складской комплекс, гостиница, воздушное судно, грузоперевозка, космический запуск в той или иной форме и доле перестрахованы в РНПК. Поэтому почти во всех выплатах клиентам есть доля РПНК. 

2019 г. в целом для российского рынка был более благоприятным, чем предыдущие годы. Однако были крушения самолётов, вертолётов, пожары и многое другое. Международный рынок также внёс свой вклад: в виде убытка на НПЗ в Камеруне, аварии с китайским спутником.
 
— В конце 2018 г. РНПК заявила, что не будет перестраховывать российские космические риски в 2019 г. Фактически вы их перестраховывали и участвуете ли в страховании «Роскосмоса» в этом году?

— С «Роскосмосом» мы работали и работаем. У нас плотное сотрудничество по многим направлениям, просто мы не всё афишируем. Речь идёт не только о перестраховании, но и о взаимодействии, в рамках которого одна из дочерних компаний «Роскосмоса» предоставляет нам свой сервис. Как и в случае с другими клиентами, мы детально рассматриваем риски прежде, чем принять их в перестрахование, анализируем качество управления рисками и рискозащищённость.

— Как изменилась РНПК с точки зрения IT? Удалось ли отказаться от бумажного документооборота и внедрить «личные кабинеты»? 

— Очень большой плюс в том, что мы строили компанию с нуля. Это значительно облегчает внедрение всего нового. За два года активной работы в этом направлении нам удалось максимально уйти от «бумажного» документооборота с нашими партнёрами за счёт личного примера, убеждения, мотивации, разработки личных кабинетов и демонстрации всех преимуществ электронного документооборота во всех его возможных вариациях. 

Ещё в 2019 г. мы дважды тестировали возможность полного перевода всех сотрудников на удалённую работу. Естественно, в тот момент о коронавирусе речь не шла, нам было важно отработать возможность удалённой работы в ситуации недоступности офиса, например. И мы её полностью настроили и отработали. Это стандартная практика, многие международные компании так поступают. 

И когда в марте 2020 г. события вокруг пандемии начали стремительно развиваться, мы очень легко и просто перешли на «удалёнку» с 17 марта. Понятно, что нам это было сделать проще, потому что мы не работаем с физлицами. Сначала для подстраховки мы оставляли одного-двух людей в офисе — для тех, кто продолжал приходить в офис за подписью или оригиналами. Но сейчас и эта необходимость отпала. Правила оформления оферт в период работы на удалённом доступе выложены на главной странице нашего сайта. 

Надо сказать, что процесс перевода наших партнёров на электронный документооборот проходил не безоблачно. Где-то 30% страховщиков оставались на полностью «бумажном» документообороте, но ввиду последних событий довольно быстро начали перестраиваться. На сегодняшний день существует несколько вариантов перехода на электронный документооборот, и мы поддерживаем любой из них. 

— Как эпидемия коронавируса затронет страховой и перестраховочный рынок России? Ваши аналитики делают прогнозы по развитию ситуации с коронавирусом? Если да, то опишите, какие последствия может пандемия принести для рынка?
 
— Страховой рынок работает в основном удалённо. К сожалению, страхование хоть и инерционно, но одним из первых уходит из списка расходов в кризис, особенно у физлиц.

Однако в корпоративном сегменте тоже видны изменения — мы видим переносы очередных платежей, отказы от некоторых видов страхования (пока это ДМС, НС и ответственность), сложности с размещением на новый период. Есть желание продлить действующий договор в надежде за это время договориться о приемлемых условиях и т.п. Очевиден недобор премии в авиации в связи с тем, что авиасообщение приостановлено. Однако есть и позитивные новости для страховщиков. В этом году в связи с ограниченными возможностями застрахованных в посещении лечебных учреждений, а также в связи с тем, что коронавирус лечится по ОМС, убыточность страховщиков по ДМС будет существенно лучше ожидаемой. Даже отложенный спрос сильно в 2020 г. не повлияет, на мой взгляд, потому что люди по-прежнему будут воздерживаться от посещения лечебных учреждений без крайней необходимости. 

Сейчас в финансовом секторе мы видим негативные явления в целом, поэтому инвестиционный доход страховщиков будет явно меньше, чем было запланировано. Страховой результат у большинства компаний также пострадает. Насколько — будет зависеть от очень многих факторов, в том числе от структуры портфеля, и от того, как долго мы будем находиться на карантине. В любом случае, мы считаем, что сейчас как раз то время, когда есть возможность и необходимость по-другому взглянуть на свой бизнес, пересмотреть свои подходы, повысить качество и эффективность услуг, а также сплотиться как команда.
Добавить комментарий
Оставить комментарий
Система Orphus
ВОЙТИ НА САЙТ
РЕГИСТРАЦИЯ
Captcha Image Введите код на картинке
Нажимая кнопку «Зарегистрироваться», я даю согласие на обработку персональных данных
Восстановление пароля