Адвокат защитила интересы экспедитора, к которому страховщик предъявил требования в порядке суброгации

В комментарии «АГ» адвокат, представляющая интересы экспедитора, поделилась: положительный результат был достигнут благодаря тому, что, разрешая ее ходатайство, апелляционный суд принял доказательства, которые ранее отклонил суд первой инстанции.

13:35
Адвокатская газета
Один из экспертов «АГ» отметил, что в рассматриваемых условиях у апелляционного суда не было ни малейших оснований игнорировать представленные документы, исключающие ответственность ответчика как экспедитора за вред, причиненный перевозимому грузу.

Другая подчеркнула, что суд апелляционной инстанции разрешил спор в соответствии с нормами законодательства. По мнению третьего, рассматриваемое постановление вызывает ряд вопросов, и, безусловно, по нему стоит ожидать мнения вышестоящих судебных инстанций, куда обратится страховщик.

7 ноября Десятый арбитражный апелляционный суд вынес постановление № 10АП-18091/2022 по делу № А41-33892/21, отменив решение суда первой инстанции, которым в пользу страховщика с экспедитора были взысканы убытки в порядке суброгации за повреждение груза.

Перевозка застрахованного груза

4 августа 2020 г. ООО «Дорн» заключило с ООО «Вэй Логистик Групп» договор об организации перевозки грузов, согласно которому исполнитель принял на себя обязательство организовать выполнение перевозок грузов транспортом, обеспечить отправку и получение груза.

10 апреля 2018 г. «Вэй Логистик Групп» заключил с ООО «Адевюр Логистик» договор об организации транспортно-экспедиционного обслуживания. В свою очередь, между экспедитором и ООО «Автодин НН» был заключен договор об автомобильных перевозках по территории РФ, затем перевозчик заключил с ИП Владимиром Шуваловым договор-заявку на перевозку спорного груза, которая осуществлялась автомобилем, принадлежащим предпринимателю.

В январе 2020 г. исполнитель заключил с САО «РЕСО-Гарантия» генеральный полис страхования грузов, предметом которого было обязательство возместить страхователю или выгодоприобретателю причиненный вследствие наступления страхового случая ущерб в пределах определенных договором сумм. В рамках этого договора был принят груз, в подтверждение страхования которого страховщиком был выдан полис. Выгодоприобретателем по полису является ООО «Дорн» – покупатель груза, переданного к перевозке, приобретенного по договору поставки.

17 августа 2020 г. к страховщику от общества «Вэй Логистик Групп» поступило уведомление о наступлении страхового случая – повреждения в процессе перевозки застрахованного груза в результате ДТП 16 августа. В соответствии с выводами сюрвейера размер ущерба, причиненного застрахованному имуществу, составил чуть более 32 млн руб. Страховая компания признала случай страховым и перечислила в пользу выгодоприобретателя страховое возмещение.

Страховая компания взыскала с экспедитора возмещение

Впоследствии «РЕСО-Гарантия» обратилась в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к ООО «Адевюр Логистик» с требованиями возместить причиненный ущерб в порядке суброгации. Интересы ответчика представляла адвокат АП г. Москвы, КА «Династия», Юлия Иванова.

В суд ответчиком были представлены договор о перевозке груза с третьим лицом, транспортная накладная, копии изменения в заявку-договор и дополнительные соглашения к договору. Как пояснила «АГ» Юлия Иванова, согласно изменениям в заявку-договор именно перевозчик несет ответственность за ненадлежащее исполнение им обязательства. При этом из данного изменения следует, что ООО «Автодин НН» было уведомлено об изменении пункта заявки-договора. Согласно дополнительному соглашению к договору, заключенному между ООО «Вэй Логистик Групп» и ООО «Адевюр Логистик», экспедитор не несет ответственности за сохранность груза, предусмотренной договором и Законом о транспортной экспедиции, пояснила адвокат. Кроме того, согласно этому допсоглашению экспедитор не несет ответственности за третьих лиц, которые привлекаются к оказанию услуг, связанных с транспортной экспедицией и согласованных с заказчиком.

Страховая компания заявила о фальсификации данных документов. При этом суд уклонился от оценки представленных доказательств, вынеся частное определение в адрес ГСУ Следственного комитета РФ по г. Москве, которым обратил внимание ГУ МВД России по г. Москве на допущенные нарушения закона, содержащие признаки преступления, и направил представленные документы.

В результате рассмотрения дела суд удовлетворил требования страховщика, подчеркнув, что груз был принят к перевозке именно ответчиком по договору об организации транспортно-экспедиционного обслуживания. Ссылаясь на разъяснения, данные в п. 31 Обзора судебной практики ВС РФ № 1 (2020), суд отметил, что экспедитор несет ответственность за утрату груза привлеченным им к исполнению третьим лицом. Как указано в решении, из условий договора транспортной экспедиции следует, что ответчик обязался доставить груз общества автомобильным транспортом. Следовательно, экспедитор принял на себя обязательство отвечать за обеспечение сохранности груза наряду с перевозчиком и несет ответственность за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза. Таким образом, суд первой инстанции посчитал, что материалами дела подтверждается наличие основания для возложения на ответчика ответственности за повреждение груза.

Апелляция не нашла оснований для возложения ответственности на экспедитора

Считая, что решение вынесено с нарушением норм процессуального и материального права, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, экспедитор подал апелляционную жалобу (есть у «АГ») в Десятый арбитражный апелляционный суд. В ней отмечалось, что суд первой инстанции не разобрался в обязанностях и ответственности сторон гражданско-правовых отношений за перевозку груза.

Также подчеркивалось, что в качестве ответчика привлечено лицо, которое не имеет отношения к нарушенному праву истца. Как пояснено в жалобе, страховщик не учел тот факт, что груз принят к перевозке обществом «Автодин НН», и немаловажным фактом является то, что в материалах дела имеется доверенность на представителей именно данного общества. Также отмечалось, что ответчик и другие участники судебного процесса не были приглашены и не участвовали в осмотре поврежденного груза, который был произведен сюрвейерской компанией по запросу страховщика.

Изучив материалы дела, суд апелляционной инстанции напомнил, что в соответствии с п. 4 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (ст. 965 ГК РФ). Суд подчеркнул, что по смыслу ст. 15 Кодекса лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения обязательства контрагентом, наличие и размер убытков, причинную связь между допущенным правонарушением и возникшими убытками.

Апелляция указала: в п. 31 Обзора судебной практики ВС РФ № 1 (2020) разъяснено, что экспедитор несет ответственность за утрату груза привлеченным им к исполнению третьим лицом, в частности в ситуации отсутствия необходимого в силу договора мотивированного отказа от исполнения поручения клиента и принятия, как предусмотрено договором, поручения к исполнению с сообщением клиенту информации о перевозящем груз водителе и транспортном средстве.

В рассматриваемом случае из отзыва ООО «Вэй Логистик Групп» следует, что ответчик представил договор о перевозке груза с третьим лицом и транспортную накладную. Поясняется: п. 1 ст. 796 ГК РФ, ч. 1 ст. 7 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности установлено, что экспедитор несет ответственность за сохранность груза после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Вместе с тем в суде первой инстанции среди прочего ответчиком были представлены копии изменения в заявку-договор, дополнительные соглашения, что подтверждается подачей данных документов в системе «Мой Арбитр», а также вытекает из частного определения суда первой инстанции. Как указала апелляция, первая инстанция уклонилась от проверки заявления о фальсификации доказательств, не приняла предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, а лишь вынесла частное определение. При этом, не делая вывода об обоснованности заявления о фальсификации доказательства и исключения представленных документов из числа доказательств по делу, суд первой инстанции также уклонился от оценки представленных доказательств по правилам ст. 71 АПК РФ, подчеркнула апелляция.

Эти документы также были представлены в суд апелляционной инстанции, который посчитал, что доводы истца об их изготовлении после наступления страхового события основаны на домыслах и предположениях. При этом представитель страховой компании не стал делать заявление апелляционному суду о фальсификации доказательств, равно как и не заявил ходатайство о назначении по делу экспертизы давности изготовления этих документов. При таких обстоятельствах апелляция пришла к выводу о достоверности представленных доказательств и, оценив документы по правилам ст. 71 АПК РФ, установила, что они обладают признаками относимости и допустимости. Проанализировав документы, суд апелляционной инстанции заключил: из них следует, что экспедитор не может нести ответственность за утрату груза.

Апелляция обратила внимание на то, что стороны обязательства вправе по своему усмотрению ограничить ответственность должника (п. 4 ст. 421 ГК РФ). Кроме того, она учла доводы апелляционной жалобы о том, что в связи с ДТП в отношении водителя возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ. Обвиняемый объявлен в международный розыск, в связи с чем предварительное следствие приостановлено.

Десятый арбитражный апелляционный суд указал, что в настоящее время уголовное дело готовится для передачи в областную прокуратуру для дальнейшего направления в Генеральную прокуратуру РФ и решения вопроса о его направления в компетентные органы республики Казахстан для осуществления уголовного преследования водителя. Эти обстоятельства изложены в справке по уголовному делу. Поскольку суд первой инстанции уклонился от оценки доказательств по делу и установления лица, ответственного за возникновение у истца убытков, апелляционный суд посчитал возможным приобщить к материалам дела данную справку.

Таким образом, Десятый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу, что оснований для возложения ответственности по возмещению спорных убытков на экспедитора не имеется, из материалов дела такого вывода не следует. В связи с этим он отменил решение суда первой инстанции, отказав в удовлетворении требований страховщика.

Комментарий представителя экспедитора

В комментарии «АГ» Юлия Иванова поделилась: самая большая сложность состояла в том, что доказательства, которые должны были быть представлены суду в самом начале процесса, были представлены в последних заседаниях суда первой инстанции и всячески отрицались страховой компанией. «Несмотря на это, в рамках моего ходатайства в апелляционном суде были приняты наши доказательства, что совершенно не свойственно для апелляционной инстанции. Таким образом, нами были представлены подлинники изменения в заявку-договор, дополнительных соглашений к договору, которые не принял суд первой инстанции. С помощью твердой позиции получилось восстановить справедливость – доказать, что оснований для возложения ответственности по возмещению спорных убытков на моего доверителя не имеется», – рассказала адвокат.

Эксперты «АГ» оценили позицию судов

Адвокат МГКА, эксперт в сфере страхового права Дмитрий Шнайдман отметил, что рассматриваемый случай является частным, а постановление апелляционного суда – обоснованно. «В условиях, когда суд первой инстанции не дал надлежащей правовой оценки ключевым доказательствам по делу, а страховщик не принял процессуальных мер, направленных на проверку сделанного им заявления о фальсификации доказательств, у суда апелляционной инстанции не было ни малейших оснований игнорировать представленные документы, исключающие ответственность ответчика как экспедитора за вред, причиненный перевозимому грузу», – подчеркнул адвокат.

Он отметил, что апелляционный суд оценил доказательства по своему усмотрению и отказал в удовлетворении требований страховщика. При этом Дмитрий Шнайдман обратил внимание: из содержания судебного акта очевидно, что страховщик не лишен права обратиться с соответствующими требованиями к иному лицу, непосредственно осуществлявшему перевозку застрахованного имущества.

Адвокат АП Московской области, к.ю.н. Елена Дьякова указала, что суд апелляционной инстанции разрешил спор в соответствии с нормами законодательства. «Экспедитор несет ответственность за сохранность груза после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, если не докажет, что повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. И так как экспедитор представил в материалы дела документы, в которых указано, что экспедитор не несет ответственности за сохранность груза, постановление суда апелляционной инстанции логично и законно», – пояснила адвокат.

Елена Дьякова добавила, что для привлечения лица в порядке суброгации необходимо, чтобы были соблюдены определенные условия (факт причинения убытков, противоправность, причинно-следственная связь, вина), наличие которых истец по данному делу не доказал.

Партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат считает, что апелляционное постановление вызывает ряд вопросов и, безусловно, по нему стоит ожидать мнения вышестоящих судебных инстанций, куда обратится страховщик. По мнению адвоката, не получили должной оценки при рассмотрении данного спора два основных момента.

Во-первых, отметил он, из содержания постановления следует, что страховщик по неизвестной причине не настаивал на принятии судом апелляционной инстанции мер для установления факта фальсификации представленных доказательств. Это позволило апелляционному суду применить формальный подход к их оценке и вынести судебный акт, признавая относимость и допустимость этих доказательств. Во-вторых, неясен подход суда к оценке содержания дополнительного соглашения, заключенного между страхователем и экспедитором, об исключении ответственности последнего. «Суд должен был оценить этот документ на предмет его соответствия нормам ст. 805 ГК РФ и п. 2 ст. 11 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности, согласно которой соглашения об устранении имущественной ответственности экспедитора ничтожны», – уверен Павел Курлат.
Система Orphus
ВОЙТИ НА САЙТ
РЕГИСТРАЦИЯ
Captcha Image Введите код на картинке
Нажимая кнопку «Зарегистрироваться», я даю согласие на обработку персональных данных
Восстановление пароля