Кассация поставила точку в споре о выплате страхового возмещения в связи с ДТП

Постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное в отношении водителя организации и не обжалованное в установленные законом сроки в связи с неинформированностью руководства компании о данном факте, едва не причинило обществу с ограниченной ответственностью ущерб на сумму более 3 млн руб.

16:38
Адвокатская газета
Ко мне за юридической помощью обратился доверитель – руководитель общества с ограниченной ответственностью. Ситуация, казалось бы, простая: страховщик отказал в выдаче направления на ремонт крана-манипулятора по договору КАСКО на том основании, что в момент ДТП транспортное средство якобы было неисправно.

Из беседы с доверителем выяснилось, что относительно ДТП у него из документов имеется только определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении по п. 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации. В соответствии с данным определением ДТП произошло вследствие наезда водителя на препятствие, в результате чего машина получила механические повреждения. При этом о какой-либо неисправности ТС в момент происшествия в определении не указывалось.

Эксперт, проводивший оценку крана-манипулятора на предмет ущерба, полученного транспортным средством, неисправностей также не выявил. В связи с этим мы обратились к страховщику с досудебной претензией и требованием о признании случая страховым и выплате страхового возмещения.

В ответ на претензию страховщик вновь сослался на некую неисправность, при наличии которой эксплуатация ТС запрещена. При этом страховая компания указала на раздел генерального договора страхования, в соответствии с которым не является страховым случаем ущерб в результате ДТП, которое произошло вследствие использования страхователем технически неисправного ТС.

В разделе договора, на который ссылался страховщик, фигурировал «…ущерб в результате ДТП, произошедшего вследствие использования Страхователем технически неисправного ТС. Технически неисправным считается ТС, имеющее неисправности, указанные в “Перечне неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств” – “Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностях должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения”».

Изучив документы, я пришел к выводу, что позиция страховой компании, изложенная в отказе в выплате страхового возмещения, не имеет законного обоснования, поскольку в определении об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении по нереабилитирующим основаниям отсутствовала информация о том, что ДТП произошло вследствие механической неисправности транспортного средства.

С целью защиты нарушенных прав доверителя было принято решение обратиться в арбитражный суд.

На первом заседании АС г. Москвы страховая компания – ответчик ходатайствовала об истребовании у органов ГИБДД постановления по делу об административном правонарушении, вынесенного в отношении водителя, управлявшего краном-манипулятором в день, когда произошло ДТП.

Из истребованного материала выяснилось, что в день ДТП в отношении водителя действительно было вынесено постановление по делу об административном правонарушении. Также в материалах содержались объяснения водителя, где сообщалось, что в момент управления машиной самопроизвольно поднялась стрела крана, которая и спровоцировала ДТП под путепроводом.

По моему ходатайству водитель организации-истца был привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. Несмотря на возражения ответчика, ходатайство было удовлетворено.

На финальном судебном заседании в АС г. Москвы к материалам дела были также приобщены два путевых листа (в этот день машина работала две смены) с отметкой о проведении техосмотра ТС мастером перед выходом машины на линию, письменные пояснения водителя, а также пояснения с моей стороны о том, что в день ДТП машина работала только пятый календарный день с момента ее приобретения в автосалоне – т.е. фактически была новой; что ТС дважды осматривалось дежурным мастером перед выходом на линию; с постановлением по делу об административном правонарушении в отношении водителя сторона истца не согласна и что истец был лишен возможности узнать и обжаловать в установленные законом сроки вынесенное в отношении водителя постановление по делу об административном правонарушении.

Более того, в судебном заседании я пояснил, что согласно постановлению по делу об административном правонарушении водитель двигался на транспортном средстве с техническими неисправностями (условиями), при которых его эксплуатация запрещена, нарушив тем самым требования п. 2.3.1 ПДД и п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения. Из объяснений водителя следовало, что в момент ДТП произошло поднятие стрелы манипулятора, однако ни Перечнем неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации в редакции Постановления Правительства РФ от 21 февраля 2002 г. № 127), ни правилами страхования неисправность в виде неработающей стрелы манипулятора не предусмотрена. Соответственно, эксплуатация машины с данной неисправностью не запрещена. Кроме того, указанная неисправность не нарушает условия договора страхования и позволяет ответчику выплатить страховое возмещение.

Ответчик в свою очередь утверждал, что управление технически неисправным ТС не является страховым случаем. При этом он ссылался на правила страхования и генеральный договор, согласно которому не является страховым случаем ущерб в результате ДТП, произошедшего вследствие использования страхователем технически неисправного ТС.

В обоснование своей правовой позиции страховая компания привела п. 2 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 27 декабря 2017 г., где, в частности, указано, что стороны договора добровольного страхования вправе по своему усмотрению определять перечень случаев, признанных страховыми, а также случаев, которые не могут быть признаны страховыми.

Также ответчик сослался на Определение ВС от 11 мая 2018 г. по делу № 41-КГ18-6, в соответствии с которым «…стороны договора страхования вправе по своему усмотрению определить перечень случаев, признаваемых страховыми, а также случаев, которые не могут быть признаны страховыми». В данном определении Верховный Суд указал также, что условие, согласно которому не относятся к страховым случаям дорожно-транспортные происшествия, являющиеся следствием нарушения ПДД, не противоречит действующему законодательству, а именно ст. 421 и 942 ГК. Из их взаимосвязанного толкования следует, что страховщиком могут быть определены различные варианты перечня страховых случаев и соответствующие этим вариантам дифференцированные размеры страховой премии, позволяющие учесть законные интересы как страховщика, так и страхователя. Данный правовой подход получил закрепление и развитие в более поздних судебных актах как Верховного Суда1, так и судов кассационных инстанций.

Рассмотрев материалы дела и заслушав доводы сторон, суд удовлетворил исковые требования в полном объеме.

В качестве доводов апелляционной жалобы страховая компания ссылалась также на свободу заключения договора, отсутствие страхового события, что, по мнению апеллянта, подтверждается совокупностью доказательств, а именно:

определением об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении от 7 апреля 2021 г.;
объяснениями водителя застрахованного ТС;
схемой ДТП от 6 апреля 2021 г.;
постановлением по делу об административном правонарушении от 7 апреля 2021 г., вынесенным в отношении водителя застрахованного ТС, нарушившего ч. 1 ст. 12.5. КоАП.

Кроме того, страховая компания указала, что штраф в 500 руб., наложенный на водителя, в соответствии с постановлением по делу об административном правонарушении был им уплачен в установленные законом сроки, что подтверждало согласие водителя с вмененным ему нарушением.

Апелляционный суд оставил решение первой инстанции без изменений.

По сути, доводы страховой компании так или иначе были направлены на переоценку доказательств, уже исследованных судом первой инстанции. Наши доводы, описанные ранее, оставались неизменными на всех трех стадиях рассмотрения спора.

Не согласившись с выводами апелляции, страховая компания обратилась в кассацию.

АС Московского округа, оставляя решения нижестоящих судов без изменения, также указал, что «надлежащих доказательств того, что спорное ТС было технически неисправным, ответчиком суду не представлено, в то время как в соответствии с требованиями ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений». Таким образом, кассация поставила точку в этом споре.

В заключение добавлю, что, на мой взгляд, ошибкой страховой компании было формальное отношение к существу спора. Страховщик строил свою правовую позицию только на основании данных, указанных в постановлении по делу об административном правонарушении, без экспертного подтверждения неисправности транспортного средства на момент ДТП. Обосновывая свою позицию, страховая компания не доказала техническую неисправность машины, не провела техническую экспертизу и не приложила ее результаты в суде к обоснованию своего отзыва.

1. См., в частности, определения ВС от 10 сентября 2019 г. № 80-КГ19-11 и от 27 августа 2019 г. № 41-КГ19-27.

КОЗЛОВЦЕВ Константин, Адвокат АП г. Москвы, «Адвокатская консультация № 63» Межреспубликанской коллегии адвокатов
Система Orphus
ВОЙТИ НА САЙТ
РЕГИСТРАЦИЯ
Captcha Image Введите код на картинке
Нажимая кнопку «Зарегистрироваться», я даю согласие на обработку персональных данных
Восстановление пароля