Катастрофы в пользу рынка

ЦБ ожидает от страховых компаний выпуска облигаций катастроф. Эти бумаги могли бы диверсифицировать риски, которые сейчас в основном принимает на себя принадлежащая Центробанку РНПК. Но для таких бондов будет сложно найти покупателей, считают эксперты.

08:46
РБК
В ЦБ поддерживают выпуск страховыми компаниями так называемых облигаций катастроф (cat bonds), заявил на сессии Петербургского международного экономического форума «Российский финансовый сектор в новых условиях» первый зампред Банка России Владимир Чистюхин. Такие бумаги предполагают повышенный доход, но в случае реализации катастрофы (например, пандемии или цунами) инвестор теряет все деньги.

«Мы были бы счастливы, если бы страховые компании начали выпускать какие-то cat bonds, катастрофические бонды, если бы страховые компании начали создавать рисковые пулы по тем или иным сегментам страхования, для того чтобы мы не имели какую-то монополию в данном виде», - отметил Чистюхин.

Он обратил внимание, что Российская национальная перестраховочная компания (РНПК) сегодня фактически обеспечивает 98% емкости перестрахования (страхование рисков самих страховых компаний по имущественным обязательствам перед клиентами) и это не нравится регулятору. «Хочется верить, что это временная вынужденная мера», - добавил зампред ЦБ.

Зачем страховым компаниям облигации катастроф

«Концентрация всех рисков у одного перестраховщика - это, скорее всего, временное решение. Возможно, на рынке появятся не связанные с государством новые российские крупные перестраховщики. И самой РНПК, и таким новым перестраховщикам может быть интересно привлекать дополнительный капитал через выпуск нового для нашего рынка типа бондов», - рассуждает вице-президент группы «Ренессанс страхование» Андрей Брагинский.

Облигации катастроф отличаются от обычных бондов тем, что в их условиях прописан риск возникновения форс-мажоров, несущих значительные экономические последствия. Такие бумаги предполагают повышенный доход, но если риск реализуется, инвестор теряет все вложенные средства: эмитент (страховые и перестраховочные компании, государства) в ряде случаев освобождается даже от выплаты номинала бумаги. Облигации катастроф используются для хеджирования рисков. По сути, риск, подлежащий передаче, размещается на рынке капитала через специализированные (катастрофические) бонды, объясняет представитель Всероссийского союза страховщиков (ВСС).

Суть идеи облигаций катастроф заключается в том, чтобы привлечь к перестрахованию катастрофических событий представителей нестрахового рынка - финансовые институты, банки, инвестиционные компании, говорит председатель совета Ассоциации профессиональных страховых брокеров (АПСБ) Катерина Якунина: «Это если не альтернатива, то дополнение к рынку перестрахования катастрофических рисков, рисков по портфелю страховщика, подверженному кумуляции по природным факторам».

В текущих условиях российский страховой рынок испытывает серьезный дефицит емкости. После начала специальной военной операции и введения санкций в отношении России ряд зарубежных компаний прекратили или ограничили работу в стране: швейцарская страховая компания Zurich Insurance Group сообщила о продаже своего бизнеса в России, а немецкая Allianz заявила, что не будет заключать новые контракты.

В начале июня дополнительное давление на российский страховой рынок оказал шестой пакет санкций ЕС, в рамках которого был введен запрет на страхование перевозок российского топлива по всему миру. Основные страховочные и перестраховочные емкости, которые использовали судовладельцы и грузовладельцы, связанные с Россией, находятся на западных рынках, поясняли РБК в страховой компании «Согласие». В случае введения санкций и другими западными юрисдикциями российские игроки страхового рынка окажутся отрезанными от этой инфраструктуры и будут вынуждены искать альтернативные варианты. Среди них - создание внутреннего страхового клуба или выход на рынки дружественных стран.

Наибольшую потребность в выпуске облигаций катастроф испытывает именно РНПК, о которой говорил Чистюхин. «РНПК в наибольшей степени подвержена катастрофическим рискам, поскольку рядовой страховщик с учетом гораздо меньшего портфеля имеет больше возможностей управлять кумуляцией риска», - объясняет директор по корпоративному андеррайтингу страховой компании «Согласие» Сергей Печников. К тому же выпуск облигаций государственным эмитентом (РНПК принадлежит Банку России), заведомо надежным, будет положительным сигналом для потенциальных держателей, добавляет он.

Нужны ли облигации катастроф инвесторам

В мире выпуск катастрофических облигаций растет, их объем превышает $100 млрд, отметила Катерина Якунина. В России же такого финансового продукта нет, несмотря на то что в 2019 году РНПК и Московская биржа обсуждали выпуск облигаций катастроф. На сегодняшний день биржа технически готова к появлению новых инструментов, сказал РБК представитель площадки. Там ожидают, что облигации, выплаты по которым зависят от наступления или ненаступления каких-то событий, могут появиться на рынке очень оперативно.

Председатель Ассоциации владельцев облигаций Алексей Афонин считает, что появление облигаций катастроф будет оправданным, если их выпуск и обслуживание будут стоить ниже традиционного перестрахования. «Привлекательность [таких бумаг] понятна - это более высокая ставка купона и доходность, но как оценить дополнительный риск за этот спред доходности - большой вопрос», - отмечает эксперт.

Главная проблема, по словам Афонина, состоит в рейтинговании выпусков облигаций катастроф в России: «Иностранные рейтинговые агентства с таким опытом ушли, наши еще не имеют такого опыта и будут просто неспособны. Нужна отдельная методология с моделями/вероятностями/ статистикой катастроф и т.д. Вопрос еще - кто будет поставщиком такой информации».

Кроме этого, непонятно, кто будет покупать эти бумаги, говорит инвестиционный стратег УК «Арикапитал» Сергей Суверов. «Выпуск таких бумаг потребует дополнительной доходности, в таком случае их смогут покупать квалифицированные инвесторы-физлица. Для институционалов с учетом риска, который подразумевают облигации катастроф, такие инвестиции не подходят», - отмечает он. На Западе покупателями облигаций катастроф были профессиональные хедж-фонды, в России же пока не развиты такие организации, добавляет Афонин.

Предыдущий опыт исследования этого вопроса (РНПК и Мосбиржа проводили опрос инвесторов) показал, что дополнительные доходности 1-2% при текущем уровне ключевой ставки и высокой неопределенности рисков не выглядят привлекательно для инвесторов, замечает Якунина. А при повышении доходности до 2-3% обслуживание таких бумаг становится слишком дорогим по сравнению с покупкой перестрахования катастрофических рисков на международном рынке (когда это еще было доступно). «В условиях отсутствия перестрахования, возможно, большинство страховщиков вообще не будут смотреть в сторону перестрахования катастрофических рисков», - пессимистична Якунина.
Система Orphus
ВОЙТИ НА САЙТ
РЕГИСТРАЦИЯ
Captcha Image Введите код на картинке
Нажимая кнопку «Зарегистрироваться», я даю согласие на обработку персональных данных
Восстановление пароля