Алексей Володин — РБК: «Страхование киберрисков займет до 50% рынка»

Член правления «Росгосстраха» Алексей Володин рассказал в интервью РБК, что мешает компаниям застраховать киберриски и почему тарифы неизбежно будут повышаться.

08:28
РБК
Страхование для CEO и избирательное ДМС
— Что сейчас происходит в корпоративном сегменте страхования? Какие отрасли страхуются активнее других?

— На самом деле уровень проникновения страхования практически одинаков во всех ключевых отраслях нашей экономики. Это не только нефтехимия, газовая промышленность и металлургия. Речь идет также о космическом страховании, финансовых институтах и многих других секторах.

Если говорить о масштабах компаний, то среди крупных игроков уровень проникновения выше. Чем компания меньше, тем больше там доля вмененных видов страхования — например, залогового. Это зона роста, реализовать ее потенциал в полной мере пока не так просто.

— Какие корпоративные продукты сейчас востребованы и почему?

— Традиционно растет объем ДМС за счет медицинской инфляции. Периодически мы замечаем рост в страховании имущества юрлиц, особенно когда на рынке реализуются какие-то крупные проекты, идет инфраструктурное строительство. Хорошая динамика в сельхозстраховании: в отрасль пришла господдержка.

Еще один интересный вид корпоративного страхования — это страхование ответственности директоров и должностных лиц. Сегодня мы нередко слышим в средствах массовой информации о корпоративных конфликтах. Логично, что топ-менеджеры и акционеры компаний хотят финансово обезопасить себя от возможных претензий.

Изначально страхование ответственности покупали топ-менеджеры крупнейших корпораций, которые торгуются на зарубежных биржах. Сейчас оно проникает и в другие сегменты, вплоть до среднего бизнеса.

Снижение тарифов и неизбежный рост
— Как сейчас в целом меняются потребности корпоративных клиентов? Что для них важно в первую очередь?

— Корпоративное страхование по своей сути консервативно. У крупнейших компаний-клиентов процесс выбора той или иной продуктовой линейки достаточно формализован. Маловероятно, что в их предпочтениях что-то изменится, и основная их потребность в том, чтобы стоимость их текущих страховых программ не росла.

— У страховщиков есть ресурс, чтобы сдерживать цены?

— С одной стороны, когда мы работаем с крупными промышленными предприятиями по индустриальным программам, емкости российского рынка не хватает, и мы перестраховываем риски за рубежом. А за последние три-четыре года западные ставки выросли где-то на 20%, где-то — на 60–70%.

С другой стороны, параллельно идет жесткая конкуренция за ту часть, которую мы оставляем в России, а здесь тарифы снизились на 15–20%. Рынку приходится идти на уступки, чтобы удерживать клиента.

— Как в связи с этим себя чувствует страховая отрасль?

— Пока все балансируют. Надеюсь, что одним из драйверов для роста объема рынка и рентабельности компаний станет увеличение тарифов. Это мировой тренд.

— Когда может начаться повышение?

— Все зависит от убытков по отраслям. Например, в 2020 году на фоне пандемии деловая активность была низкой. Мы не добрали по объемам, но с точки зрения убыточности это был хороший год.

Сейчас мы видим не очень радужную картину. Основные отрасли получили крупные убытки, которые превышают привычные годовые объемы. Поэтому, вероятно, повышение может начаться уже в 2022 году. Думаю, что резко вверх тарифы не пойдут. Но их рост точно будет трендом на горизонте до 2025 года.

Киберстраховка и скрытные банки
— Какие новые продукты и сервисы могут появиться на рынке в этот период?

— Прежде всего, страхование активно обсуждаемых в последнее время киберрисков. Последние пять-шесть лет отрасль пытается найти решение — как это запустить, как с этим работать? Пока, увы, ни мы, ни западные коллеги здесь сильно не продвинулись.

Кибербезопасность — это вопрос номер один для банков и финансовых институтов. Но они не соглашаются пускать кого бы то ни было в свои системы, чтобы анализировать ущерб. Иногда они не готовы даже к тому, чтобы об ущербе вообще кто-нибудь знал.

А поскольку страховщики не могут получить доступ к информации и оценить ущерб, то глобальные рынки не могут и сформировать нормальный продукт.

— Какие тут могут быть решения?

— Пока страховые компании предлагают продукты с небольшими лимитами. Такие программы, к сожалению, не позволяют защитить компании от катастрофических последствий, просто один из полисов дополняется неким сублимитом в части кибербезопасности. Но неясно, кто и как по нему платит.

Готовых решений еще нет, но лидеры этого направления ведут переговоры с финансовыми институтами, крупными промышленными компаниями, брокерами. В какой-то момент это, наконец, должно вылиться в некую методологию.

— Есть ли оценки по возможному объему этого рынка?

— Он может быть гигантским и полностью поменять ландшафт страхования. Сложно сказать наверняка, но, думаю, страхование киберрисков достигнет до 50% того действующего рынка корпоративного страхования, который мы имеем сегодня.

Об эксперте: Алексей Володин, член правления, заместитель генерального директора по корпоративному страхованию «Росгосстраха». Работает в компании с 2019 года. До прихода в «Росгосстрах» занимал руководящие позиции в крупнейших российских страховых компаниях.
Система Orphus
ВОЙТИ НА САЙТ
РЕГИСТРАЦИЯ
Captcha Image Введите код на картинке
Нажимая кнопку «Зарегистрироваться», я даю согласие на обработку персональных данных
Восстановление пароля