«Спецдепу работать со страховщиками значительно проще, чем с ПИФ и НПФ»

28.04.2015

«Спецдепу работать со страховщиками значительно проще, чем с ПИФ и НПФ»

О том, насколько готовы спецдепозитарии и страховщики к работе по новым правилам, во сколько это обойдется страховщикам, а также о том, когда рынку ждать нормативных документов по работе со спецдепами, в интервью с АСН рассказал Сергей Удалов, замгендиректора Объединенного специализированного депозитария.


– Как вы оцениваете готовность страховщиков работать со спецдепозидатриями с 1 июля и готовность самих спецдепов? Смогут ли они обеспечить контроль, которого требует от них закон?
– Страховщики находятся в разных стадиях готовности, но в большинстве своем они на верном пути. На своей площадке мы проводим рабочие группы по данной теме, и хочу сказать, что страховые компании с каждым разом задают все более правильные вопросы, с каждым разом чувствуется, что их подготовленность растет.
Что касается спецдепов, то здесь можно смотреть с разных ракурсов. С одной стороны, профессиональной экспертизы спецдепам хватает. У нас уже есть огромный накопленный опыт работы со сложными финансовыми инструментами и участниками рынка – ПИФами, НПФами, в том числе и по внедрению процедурных и организационных изменений. Это 5 лет работы нашей компании и 15 лет опыта наших ключевых сотрудников. И даже больше скажу: с этими финансовыми организациями мы имеем гораздо более сложный фронт работ. К примеру, по указанным фондам мы должны ежедневно считать СЧА (стоимость чистых активов – это разница между стоимостью активов фонда и величиной обязательств, подлежащих исполнению за счет этих активов, на момент определения чистых активов). Величина это публичная и по законодательству требует ежедневного подсчета. Так же  по данным фондам на нас лежит разрешительная функция, и мы обязаны оперативно реагировать на массу сложных ситуаций и мгновенно принимать решения. В этой связи я проблем со страховщиками для нас не вижу, с ними гораздо проще, и наш уровень профессиональной экспертизы позволит обеспечить эффективное взаимодействие со страховыми компаниями.
 
Но есть другое – отсутствие нормативной базы, регулирующей порядок взаимодействия спецдепов и страховщиков. Пока ее нет, мы не можем финализировать отладку бизнес-архитектуры по этому направлению деятельности: IT-модули, внутренние процедуры, формы документов, механизмы и порядок взаимодействия как между внутренними структурами, так и с клиентами – все это разработано и закреплено в регламенте обслуживания страховых компаний. Мы исходили из наших знаний, опыта и трактовки проектов нормативных актов, размещенных на сайте Центрального Банка. В настоящее время мы предпринимаем усилия по регистрации нашего регламента, но четко понимаем, что он будет меняться при изменении нормативной базы. Нам бы очень не хотелось делать это в спешке и в последний момент, но мы к этому готовы …
 
– Страховщики утверждают, что самые серьезные проблемы во взаимодействии со спецдепами связаны с учетом таких активов, как доля перестраховщиков в резервах, дебиторская задолженность и пр. Можно ли эти проблемы как-то решить?
– Я бы не назвал это проблемой. По крайней мере, в настоящее время. У страховщиков своя специфика учета: часть данных, в том числе и долю перестраховщиков в резервах, и дебиторскую задолженность они формируют дискретно на конец отчетного периода. Они не могут выдавать нам эти данные на актуальной ежедневной основе, так как сама суть процессов страховщика не позволяет считать эти показатели так часто. В страховании не существует такого понятия, как «операционный день» – ситуации, при которой каждый день «закрывается» и потом уже изменения в учет по этому дню не вносятся. Каждый страховщик разносит входящую документацию (если говорить про долю перестраховщиков в резервах и дебиторскую задолженностьэто и перестраховочные слипы, коверноты, отчеты агента, акты, да даже сами договоры страхования) по дате совершения операции, вне зависимости от того, когда этот документ к нему пришел – это так называемый «событийный подход». Данная информация поступает к нам в агрегированном виде дискретно, согласно последнему проекту положения о спецдепах – не реже, чем раз в месяц. И если уж и говорить об проблемных моментах, то следует признать некоторую некорректность результатов контроля, связанную с вышеобозначенным разрывом во времени. Безусловно, более предпочтительно было бы работать в режиме «документарного подхода»: получили документ, сформировали перечень имущества, провели контрольную функцию и закрыли день. К сожалению, в настоящий условиях это невозможно, и именно поэтому все стороны процесса пришли к компромиссному варианту. А Центральный Банк придерживается позиции, что лучше такой контроль, чем никакого. 
Я согласен, что это не идеальная модель взаимодействия. Но наиболее разумная в существующих условиях.
 
– Одна из самых больших претензий со стороны страховых компаний к требованию об учете активов в спецдепах заключается в том, что реальный контроль за активами страховщиков таким путем обеспечить невозможно. Для того, чтобы спецдеп мог контролировать соблюдение структурных соотношений активов, он должен обладать информацией о размере страховых резервов. Для того, чтобы проверить эту информацию, ему фактически надо самому производить расчет резервов, что вряд ли возможно. Как вы считаете, обоснована ли эта претензия? Может ли спецдеп решить проблему реального контроля за активами?
– Да. Такая претензия периодически озвучивается различными представителями страхового сообщества. Однако я считаю, что это не претензия к спецдепам. Центральный Банк при разработке положения об установлении требований к спецдепозитариям установил, что спецдепозитарий принимает от страховой компании и хранит информацию о размере норматива достаточности собственных средств и размере сформированных страховых резервов. Там же установлено, что такая информация должна поступать в спецдеп с периодичностью не реже одного раза в месяц. Отсюда напрямую следует, что, спецдеп не будет сам рассчитывать резервы. Он будет опираться на ту информацию, которую ему предоставит страховщик. Этот вопрос лежит, опять же, в области того, что страховщики не смогут передавать данные в onlineрежиме, в связи с чем спецдепы вынуждены будут работать с задержкой. Но пока только так могут быть выстроены наши взаимоотношения.
Специализированные депозитарии решат также еще один важный вопрос. Сейчас Банк России вводит систему, которая, наконец, решит проблему так называемых «рисованных» активов страховщиков. А ведь об этой проблеме неоднократно упоминали публично и представители регулятора, и сами страховщики. И именно это является значительным шагом в обеспечении реальности контроля за активами. Данная мера позволит несколько «обелить» рынок, что, на мой взгляд, не может не дать толчка для дальнейшего развития страхового сектора в цивилизованном направлении. Компании, которые смогут соответствовать в новых условиях более жестким требованиям мегарегулятора, смогут претендовать на более интересный рынок.  
 
– Один из самых болезненных для страховщиков вопросов: сколько придется платить спецдепу за обслуживание? Можете дать примерный прогноз этих расходов для разных типов страховых компаний (небольших, крупных и средних)?
– Я часто слышал, как говорят о неких «поборах» со страховщиков в связи с внедрением новых правил работы. Но это далеко не так. В первую очередь, скажу, что «цена вопроса» складывается не только из стоимости наших услуг как депозитария, но и из стоимости всех остальных нововведений, которые новая система работы могла бы повлечь – соответствующее программное обеспечение, набор и обучение персонала и т.д.
Наша работа с партнерами будет выстроена так, что потребует минимальной интеграции спецдепозитария в их работу. Новый порядок не потребует от них установки каких-то новых IT-решений, набора новых специалистов. То есть нагрузка на инфраструктуру минимальная.
Что касается услуг Объединенного специализированного депозитария, то для небольших страховых компаний стоимость может составить 15–30 тыс. р. в месяц, для средних – 50–70 тыс. р., для крупных – начиная от 80 тыс. р., в зависимости от их активов и того, какой набор услуг выберет страховщик.
 
– Вы можете выполнять еще какие-то услуги для страховых компаний, брать на себя какие-то дополнительные обязанности?
– Да, к примеру, мы можем брать на себя пересчет юнитов по страхованию жизни. Здесь логика не сильно отличается от системы нашей работы по ПИФам. 
Некоторые депозитарии предлагают разнесение активов в 7 форме, что так или иначе все-таки спецдепу придется делать. Выдавать это за дополнительную услугу, на мой взгляд, не совсем корректно. Другие спецдепы предлагают консалтинговые услуги для страховщиков, к примеру, по рынку ценных бумаг. Но вот в эти вещи я не особо верю, каждый все же должен заниматься своим делом.
 
– Ваша компания входит в рабочую группу ЦБ, занимающуюся подготовкой документов, регламентирующих работу спецдепозитариев. Поделитесь последними новостями: в какой степени готовности находятся документы? Когда рынку ждать их окончательных версий?
– Стадия готовности документов уже финальная. Мы сейчас ждем три нормативных акта: положение о требованиях к спецдепозитариям, положение об отчетности спецдепозитариев, положение об утверждении регламента для спецдепозитария, контролирующего активы страховщиков. Регулятор принимает все усилия, чтобы все они, наконец, вышли в свет.
 
– Трудной была эта совместная работа?
– Главная задача была – совместить три разные картины мира. В подготовке документов принимало участие три департамента ЦБ: страхового рынка, коллективных инвестиций, допуска на финансовый рынок. У них всех было свое видение. Например, департамент коллективных инвестиций считал, что надо вести раздельный учет активов и резервов, как в НПФ. Но специфика деятельности страховых компаний такова, что структура соотношений собственного капитала и активов – это некие виртуальные величины. Активы могут быть разнесены с точки зрения организационной и финансовой необходимости как угодно – по воле бухгалтерии. Причем в одном квартале это так, а в следующем – иначе, и это не значит, что страховщик как-то неправильно работает. Сейчас выработано единое решение по этому и ряду других вопросов. Хотя, конечно, не везде регулятор пошел нам навстречу.
 
– Много осталось «узких моментов»?
– ЦБ принял так сказать «соломоново решение». Все названные нормативные акты будут документами верхнего уровня, а различные тонкие моменты и нюансы регулятор оставил на откуп спецдепозитариям и страховщикам. Они будут формализованы в виде регламента, который отразит и позицию ЦБ, и, в то же время, будет удобен конкретным участникам процесса – страховым компаниям и спецдепозитариям.
 


 
 
 
АСН Daily на ваш Email
Поделиться ссылкой
 
Страховые тендеры на сайте
 за неделю:
 за день: