«Сейчас практически нет ни одного риска, который передается в НПК с долей 10%»

14.12.2016

«Сейчас практически нет ни одного риска, который передается в НПК с долей 10%»

О том, как работать с НПК страховщикам сейчас, чего ждать в следующем году и какие документы и информация понадобятся НПК для принятия обязательных 10% цессии, рассказал АСН президент компании Николай Галушин.

– Какие первые выводы можно сделать по практике передачи рисков в НПК? Как воспринял рынок появление НПК и насколько активно передает риски в добровольном порядке?
– Отношение к НПК настороженное. Но так было с момента принятия закона. Страховщики уже начали взаимодействовать с НПК, пока в добровольном порядке. Для рынка были и остаются два главных вопроса при работе с НПК: насколько оперативно будет НПК реагировать на запросы рынка по подписанию договоров перестрахования и как НПК будет платить убытки по своей доле участия в рисках.

Благодаря тому, что лицензия на перестрахование была выдана НПК 12 октября, у основных участников рынка была возможность начать работать с НПК с этого момента, не дожидаясь 1 января 2017 года, чтобы отработать технологию общения, сроки реакции, доли в рисках, которые НПК готова подписывать, котировки, которая НПК выдает при подписании лидирующих долей в рисках.

Сейчас работа с рынком осуществляется в рамках закрытия потребностей российских страховых компаний в емкости, которая необходима для размещения рисков в перестрахование. И доли участия НПК варьируются от нескольких процентов до 80%. Сейчас НПК формализует процедуры взаимодействия, эти процедуры проходят согласование с Советом по перестрахованию, они будут размещены на сайте компании, запущен корпоративный сайт и горячая линия ответов на вопросы игроков рынка. Мы находимся в состоянии подготовки к 1 января 2017 года. Насколько команда НПК сможет удовлетворить ожидания и снять опасения рынка, покажет 2017 год.

– С какими сложностями столкнулись, что важно понимать участникам рынка при обращении в НПК?
– НПК, с точки зрения коммуникаций, является таким же перестраховщиком, как любой российский или иностранный перестраховщик. В этой связи трудно ожидать, что в НПК будут принимать оперативные решения по участию в размещении рисков, если в компанию не будет предоставлена информация по самому объекту страхования. И точно также было бы неправильно ожидать, что НПК будет готова принимать любые доли и по любой цене.

Обязанность принять 10% долю у НПК распространяется только на санкционный бизнес. Ошибки андеррайтинга прямого страховщика, решение проблемы невозможности разместить риск в перестрахование, который был застрахован по заниженной цене, решить через НПК будет невозможно. Это неправильно.

Больше никаких сложностей я не вижу.

У нас работает почта, телефон, запущен сайт компании. Нас легко найти. Мы стараемся принимать участие во всех мероприятиях страховщиков, чтобы в максимальной степени письменно и устно ответить на все вопросы участников рынка. И эта работа будет продолжаться и в 2017 году.

Мы выступаем за то, чтобы НПК воспринималась в качестве полноценного рыночного игрока, который подписывает не только 10% долю по всем рискам подряд, а имеет собственную андеррайтерскую позицию, который готов предоставлять емкость в том размере, в котором она востребована рынком. Вне зависимости от того, является ли риск санкционным или нет.

– Какова средняя доля передаваемых НПК рисков, насколько она отклоняется от установленных 10%?
– Сейчас практически нет ни одного риска, который передается в НПК с долей 10%. Это связано с тем, что закон еще не вступил в силу, и с тем, что НПК востребована как уникальная емкость для решения вопросов поддержки российского бизнеса.

– Вы говорили о том, что часто предлагаются «экзотические» риски, каков по портфелю процент отказов? Как Вы считаете, изменится ли этот показатель в 2017 году в лучшую сторону?
– Сейчас отказы есть, это связано не с экзотичностью рисков, а с их качеством. Мы не делаем акцента в ближайшей перспективе на присутствие на иностранных, экзотических рынках – наша задача достойно справится с запуском закона в РФ, обеспечив функционирование инфраструктуры компании. Безусловно, мы будем заниматься международным рейтингом, мы будем выходить за пределы страны, но сейчас основная задача – справиться с потоком бизнеса внутри РФ.

Отказов будет мало, мы будем, вероятно, снижать доли участия в рисках в тех случаях, когда передаваемый риск не будет соответствовать нашим ожиданиям по качеству и цене, но отказов будет немного – ведь наша задача представить на рынок аналитику по видам страхования, по отдельным сегментам или группам. Ведь возможно, что не весь сегмент является плохим, а он лишь требует совместных донастроек, которые позволят эти риски оценивать по-другому. А для того, чтобы сделать такую аналитику, нам необходимо все такие риски через себя пропустить, то есть и премию получить, и в информационных системах правильно разложить по аналитическим признакам, и в убытках поучаствовать.

– НПК установила лимиты собственного удержания. На что опирались при их определении, соответствуют ли они рыночным показателям, как часто придётся от них отклоняться, от чего это будет зависеть? По текущей практике – укладываетесь ли Вы в них?
– Расчет величины собственного удержания базируется на принципах Solvency 2. Отправной точкой является нынешний размер капитала компании, а также ожидаемая структура портфеля компании и отсутствие исходящего перестрахования у НПК за исключением перестрахования катастрофических рисков. Мы предполагаем увеличивать собственное удержание компании в том случае, когда такая потребность будет возникать по санкционным рискам или по проектам, по которым будет отсутствовать риск кумуляции. На сегодняшний день мы предоставляем одно из самых больших нетто собственных удержаний на российском рынке.

– Ранее Вы говорили о блоке документов, направленных в ЦБ для утверждения по деятельности НПК. Все ли юридические процессы завершены и какие именно ключевые документы утверждены? Чего ещё ждать?
– Для полноценного запуска компании необходимо принять большое количество документов, регламентирующих внутреннюю деятельность компании – по инвестиционной деятельности, по управлению рисками, по внутреннему контролю и т.д. Согласование и принятие этих документов будет завершено в течение 2017 года.

– Было подписано первое соглашение по международному сотрудничеству с Белоруссией. Есть ли уже заключенные с этой страной договоры? Приняты ли на перестрахование какие-либо риски по международным каналам?
– Был подписан договор об общих условиях. Сейчас ведется обсуждение нескольких факультативных проектов. С точки зрения приоритетов для нас сейчас самый главный вопрос – обеспечить беспрерывную работу НПК с момента вступления закона в силу. И уже следующими действия будет территориальная экспансия.

– Иран заявил о планах по поиску партнёров на международном рынке, интересно ли сотрудничество с этой страной для НПК? Ведутся ли переговоры о сотрудничестве с какими-либо странами?
– Интересно, работать начнем, но будем двигать эту тему уже в 2017 году.

– НПК заключила договоры с 2-мя международными брокерами, что это даёт компании, готовится ли заключение ещё каких-либо договоров, с кем? Были ли уже заключены договоры через этих посредников?
– Факт согласования НПК международными брокерами означает, что эти брокеры могут работать по рискам в России и от российских цедентов с НПК. Брокеры могут размещать российские риски в НПК. Это нужно для продвижения НПК и для создания удобства для российских страховых компаний, которые имеют возможность передавать риски в перестрахование в НПК через международных брокеров.

– Возрастёт ли роль брокеров в процессе передачи рисков на перестрахование с появлением НПК?
– Прямой связи между ролью брокеров и появлением НПК нет. Более того, у российских компаний всегда есть возможность размещать риски в НПК и напрямую. Роль размещающих брокеров в перестраховании высока, потому что именно брокеры обладают большими компетенциями по рынкам, нежели прямые страховщики. Именно брокеры обеспечивают доступ российских рисков на международные рынки.

– Какие тенденции отмечаете в международном перестраховании, перераспределяются ли потоки с западного рынка на альтернативные, кто среди новых партнёров? Насколько перспективно сотрудничество с Китаем?
– Сотрудничество с КНР перспективно. Но в равной степени перспективны отношения и с другими рынками. Это сближает рынки и их участников между собой, это создает условия для поиска наиболее интересных, привлекательных условий для перестрахования, это наличие альтернативы, плана «Б».

– Сможет ли НПК составить конкуренцию международному рынку по ставкам? Какой процент, помимо установленных законом 10%, будет возможно перераспределить на НПК?
– Практика существования российского рынка показывает, что ценовая конкуренция – это тупиковый путь. Выбраться невозможно. В итоге – снижение рентабельности, исход игроков с рынка, некачественные активы, непокрытые, невыплаченные убытки и т.д. Мы хотим конкурировать качеством своей работы: скорость реакции, доля участия в риске, помощь в урегулировании убытка, расчеты в рублях и вся бумажная работа на русском языке, одно правовое поле и т.д.

– Какой объём покрытия в настоящее время обеспечен НПК, размер премии? Можете сделать прогноз по размеру чистой прибыли компании на конец 2016 года? Какой целевой показатель на 2017 год?
– В 2016 году чистая прибыль будет достигаться исключительно за счет инвестиционного дохода. В бюджете 2017 года размер премии ожидается на уровне 7,6 млрд р., размер прибыли – более 2,5 млрд р.

– При каком объёме покрытия исчерпается достаточность нынешнего оплаченного уставного капитала и когда может потребоваться докапитализация?
– Ни при каком! Мы же не будем брать на себя ответственность по договорам, не ориентируясь на наш капитал. Максимальное собственное удержание по имущественному страхованию составляет 2,5 млрд р., но по факту будет на уровне 1– 1,5 млрд р., учитывая другие ограничения, которые будут действовать. При таком подходе докапитализация НПК не потребуется. За исключением, возможно, принятия решения акционеров по удержанию более высоких долей по санкционному бизнесу, которые будут создавать дополнительную нагрузку на капитал компании.

– Вы заявляли о предложениях передать НПК санкционные риски по заниженным ценам, на что цеденты получили отказ по доле свыше 10%. Означает ли это, что НПК рекомендует консультироваться с ней по вопросам тарификации и готовы ли Вы такие экспертные оценки давать на этапе подготовки к заключению прямого страхования, на каких условиях?
– НПК в большинстве случаев (по большинству видов страхования) готово участвовать в любых проектах с долями более 10%, и в таких случаях НПК готово предоставлять лидерские котировки, оказывать консультационную поддержку российским страховщикам.

– Что важно учитывать компаниям при передаче рисков на перестрахование с 1 января 2017 года? Какой срок предусмотрен для передачи риска? С какого момента к компании могут применяться санкции ЦБ за непередачу риска?
– Мы в ближайшие сутки собираемся разместить эту информацию на нашем сайте. Принципиально: в рамках доли участия НПК в риске в размере 10% мы готовы подтвердить, что отвечать компания будет на запросы в течение 24 часов с момент их появления.

– Сколько сейчас в среднем времени приходится на заключение договора? С момента подачи заявки до заключения?
– Все зависит от договора, риска, проработанности вопроса, доли, предлагаемой в НПК. От нескольких часов до месяца.

 
 
 
 
АСН Daily на ваш Email
Поделиться ссылкой
 
Страховые тендеры на сайте
 за неделю:
 за день: